1894_1984 (1894_1984) wrote,
1894_1984
1894_1984

Categories:

Часть 150

Немного хочу описать что было и кто был в нашем вагоне. Когда меня задвинули к окну, и когда я в темноте с ребенком на руках очутилась в этом аду, у меня только одно было на уме, чтобы мой малыш был не раздавлен и как-то не был удушен. Ведь я даже не могла заглянуть в сверток, живой ли у меня на руках сверток и как он лежит, не задохнулся ли. Держа его в руках, я изо всех сил работала локтем, отталкивая на себя, уж не знаю и давивших меня людей и горы каких-то наваленных вещей. Вот в таком положении пришлось выстоять часы бомбежки, со страхом ожидая, что чем же все это окончится. Я откровенно говоря и не понимала, что это наше передвижение сопряжено с бомбежкой, и ели бы не возгласы людей в вагоне то я бы так и не догадалась. Но вот когда поезд двинулся быстро, когда в вагоне послышался звук облегчения, то только тогда все как-то зашевелились и в вагоне видно люди стали более или менее размещаться. Некоторые тащим свои чемоданы, обрадовавшись, что он цел и найден, вообще стали разбирать и распределять свои пожитки. У нас была боковая лавочка. Помещались мы я с невесткой и малыш. Когда я его имела возможность положить и со страхом размотать его пеленки, то услышала его сопение, а через несколько минут он начал плакать. От роду нашему мальчику* было 1 мес. и 2-3 дня. Напротив нас разместилась семья евреев, которые эвакуировались, вернее просто спасались куда-нибудь на юг, подальше от Москвы. Через одно купе видно разместились родственники этих евреев. Вот утро всё против нас в купе или вернее в отделении, где может разместиться от 6 до 8 чел. сидя, расположились в золоте разодетые молодая женщина, очень упитанная по виду и модно одетая, еще с нею девушка, на руках у этой нарядной женщины ребенок мес. 8-9. Тоже хороший упитанный ребенок, а с их же видно семьи, наверное муж этой женщины и еще какой-то мужчина. Когда все разместилось, причем вот эти мужчины очень энергично размещали свои объёмистые чемоданы и какие-то огромные узлы, то они стали кушать, причем их еда была не с ними, а у тех их родных, что разместились через одно отделение. Стали они громко перекликаться и родычи стали носить им съестное, чтобы они подкрепились. Да, прожив в Москве месяц я уже даже и во сне не видела, ни каких тех продуктов : беленький сдобный хлеб, мною не виданные бутерброды из колбас, мяса, икры. Всё это носилось открыто и угощались наши ближние пассажиры. На нас несчастненьких придавленных особенно меня, то я имела самый запачканный вид. Прежде всего так я и не простилась с сыном, который, только видно и ждал нашей отправки т.к. был уже мобилизован, и как потом он рассказывал, на другой день после нашего отъезда был отправлен на фронт, во-вторых мы так пережили перед посадкой в вагон, да еще пережито в убежище, будучи на станции, мне переживание и тревога за малыша. Это тоже меня как-то парализовало и я сидела как каменная и смотрела на окружающее как на сон. Кушать нам было почти нечего т.к. по карточкам, что полагалось, мне выдали булку ржаного хлеба, и какого-то синего мяса, которое мы отварили. Это была жизнь по карточкам в количестве 400 гр., что полагалось по талончикам. И вот наш грязный мокрый малыш, а никуда нельзя было выйти, чтобы эти пеленочки кое-как освежить, да просто слава богу что и мы живы и дитя дышит. Мать его кормит грудью, а сами то мы уже не ели 2-ые сутки, да еще со всеми переживаниями. А эти напротив сидящие, обжираются невиданными, для нас и в мирное время, продуктами. На руках у матери прыгающий, упитанный мальчик. И вот к нему подходят видно бабушка и др. родственники, берут ребенка на руки, радуются ему и говорят, уже не помню, как его называют, чтобы он показал «Как Гитлер злится» - мальчик сжимает кулачки и как то складывает губы и показывает, как он злится, этот Гитлер. Одним словом двигались мы как говорится ни живы, ни мертвы. Намучились, ясное дело пока добрались до места назначения. Многое, я уже и не помню, сколько дней мы двигались. Ну, хорошо, что уж нас не приследовали самолеты, а голод и др. лишения пережили. Со стороны наших соседей эвакуированных евреев, совершенно не было никакого внимания, просто пустое место у окна, да еще с запахом грязных пеленок.

_________________________________________________
*см. комментарий.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 96 comments